• Не хотите принять участие в опросе по поводу форума? Наше мнение очень важно для нас ^^
    [тык]
  •  
    У форума появился телеграм-чат: https://t.me/omorashi_su :3

Рассказы с сайта Стульчик.нет

M9coed

Новый участник
Вспоминая сайты, на которых было множество разных хороших рассказов по нашей теме, лично мне на ум приходит сайт стульчик.нет, где вместе с эротического содержания рассказами можно было найти и рассказы омораси. Так как этот сайт потихоньку душат (он сменил уже 2 или 3 домена), лучше всего будет переслать некоторые из этих рассказов сюда.
P.s. на самом деле по нашей теме там есть килотонны рассказов, но сюда скину несколько тех, которые мне зашли больше всего. Приятного чтения!
 

M9coed

Новый участник
Вырванные страницы из дневника
Автор:T-Brass

Одно время я периодически встречался с девушкой - студенткой университета. Училась она на факультете психологии, жила в общежитии. Как-то раз после окончания второго курса она позвонила мне, и попросила приехать, помочь ей собрать вещи - на лето она возвращалась к себе домой. В тот день я был полностью свободен и не отказал ей в просьбе. Вещей у неё было много, и моя знакомая боялась, что опоздает на поезд. Пока она упаковывала чемоданы, а затем пошла выносить мусор, я вытаскивал кое-что из антресоли. В какой-то момент я зацепился за край картонки, и обнаружил, что между ним и стенкой что-то спрятано. Я отогнул тонкий лист, и вытащил из щели несколько исписанных ручкой вырванных из тетради листов бумаги. В этот момент вернулась моя знакомая, и я машинально засунул их себе в карман. Затем проводил её до поезда. И лишь спустя месяц обнаружил в кармане находку. Развернул листы, а затем, не отрываясь, с удовольствием и лёгким изумлением прочитал написанное. Это, видимо, были листы, вырванные из личного дневника девушки. Описанный один день поражал настолько откровенным текстом, что, по всей вероятности, сама написавшая решила вырвать этот день из жизни, но не осмелилась его уничтожить, спрятав в потайном месте. Кто эта девушка? Об этом мне ничего неизвестно, но можно узнать про один день из её жизни, о котором она поведала со всей откровенностью.

"Блиииин! Я сегодня пережила такоооое! Об этом даже и писать как-то стрёмно! Я пока никому не рассказывала, а может и не расскажу даже. Если только Машке, да и то фиг знает - вдруг разболтает потом Светке, а та уже потом всем расскажет. Даже здесь пока не знаю, как написать. В общем день был очень странный для меня. Оооочень странный! Я такое ещё никогда не испытывала! Ни разу! Вот сейчас если напишу о том, что сегодня произошло, то сто пудово этот дневник нельзя будет вообще никому показывать! Даже Машке! Ну ладно. В общем сегодня с утра пришлось мне ехать в Пушкинский заповедник. Я так и подумала, что как самая правильная одна туда поеду из всего класса. Подошла к автобусу, и поняла что одна, как дура сегодня буду. Никого знакомых не было больше. А да! Автобус был фирменный, двухэтажный. Думали, наверное, что куча желающих будет на эту экскурсию. Ха! Там всего человек 20 было, да и то все взрослые. И ещё какой-то пацан. В общем, все внизу расселись, ну а я с плеером и бутылкой с водой наверх. Там наверху удобные очень кресла, я спинку откинула, врубила музло, ну и думаю, ладно, хоть покататься на автобусе. Лишь бы экскурсия не затянулась.

В общем поехали мы. Едем, едем. Ну и где-то через полчаса я понимаю, что хочу в туалет. Сколько ехать до заповедника - фиг знает. Нам говорили, но я как обычно всё прослушала, или в наушниках была как всегда. Да, думаю, и хрен с ними. Остановятся - тогда и схожу. Едем дальше. Через некоторое время я в туалет ещё больше захотела, думаю - скорее бы уже остановка. А спуститься и спросить мне конечно же было в лом. Состояние расслабленное, устроилась вроде удобно, в наушниках музыка. Но блин, мочевой пузырь весь кайф мне обламывал. Я, короче, руку просунула под юбку - ай, думаю, всё равно никто не видит, а так хоть легче. Бёдра сжала, рука между ними и вроде как терпимо.

Но через некоторое время всё равно поняла, что это не спасёт. Тогда я вспомнила, что то ли Машка рассказывала, то ли в журнале читала или по телику говорили, что в такой ситуации надо отвлечься и подумать о чём-нибудь другом. В общем, я думаю, что надо о чём-то другом подумать. И тут почему-то подумала о Паше из десятого класса. И после этого, короче, со мной стали твориться странные вещи. Мне почему-то стало очень хорошо и захотелось ещё больше о нём думать. И чем больше я о нём начинала думать, тем больше мне хотелось елозить по креслу в автобусе. Мне было очень приятно так делать. А потом, о боже! Мне стрёмно об этом рассказывать... А потом я немного испугалась, потому что у меня промокли трусики, и я подумала, что немного сикнула! Но не фига! Я замерла и поняла, что по-прежнему хочу в туалет.

Снова переключила свои мысли, посмотрела в окно, и потом снова стала представлять Пашу. Мне захотелось усилить это ощущение, и тогда я запустила пальцы между трусиков. Там было очень влажно и скользко. Я стала нажимать ладонью сильнее, гладить там себя, и мне хотелось продолжать это делать. Это было так кайфово!!! А ещё когда вибрировал автобус, это придавало дополнительное ощущение. Мне уже наоборот хотелось, чтобы мы не останавливались, а ехали дольше. Потом, через некоторое время, во рту стало сухо, и я выпила ещё воды. Потом я смочила руку, и запустила обратно. Но как только я вспоминала Пашу, когда он полураздетым бегал на уроке физкультуры, у меня пять всё намокало и я ловила кайф.

Через некоторое время мы проехали табличку ЗАПОВЕДНИК 15 КМ. Приятные ощущения уже стали отступать, и вместо них уже очень сильно хотелось в туалет! Причём уже ничего не помогало! Успокаивало только то, что мы почти приехали. Я вынула руку, села ровно и блиииин! Только тогда поняла, что УЖАСНО ХОЧУ ПОПИСАТЬ! Наконец мы подъехали, я с трудом встала с места. Еле даже разогнулась! Внизу всё болело и ныло. Я поправила юбку и стала спускаться вниз. Не знаю, может все остальные были не люди, а роботы, или у них как-то всё по другому устроено - никто, похоже, не страдал так, как я! А, ну правда, я и воды выпила немало. Но всё равно. Вышли из автобуса, экскурсовод, пожилая тётка в очках с роговой оправой, нас уже встречает. Думаю, сейчас куда-нибудь повезу и первым делом я ломанусь в ТУАЛЕТ, а там уже мне хоть Пушкин, хоть Лермонтов.

И не фига! Она своим скрипучим голосом стала нам тут же рассказывать, что вот в этих местах Александр Сергеевич часто бывал, и что здесь родились знаменитые строчки... Впрочем, мне было всё-равно, что за строчки. Я включила плеер и не слушала её. Правда и музыку я тоже слушать не могла - в туалет хотелось просто жутко, и я чего-то застремалась спросить у неё. Просто представила себе, как прерву её пламенную, возвышенную речь, и спрошу, где здесь можно сходить в туалет... Потом мы долго поднимались вверх по какой-то равнине. Тётка не умолкала ни на минуту, да ещё и привычка у неё была дурацкая - посмотрит на кого-нибудь, задаст вопрос, а потом сама же длинно на него отвечает. В общем мы поднимались, а я уже просто тупо помирала! И ничего похожего на туалет вокруг не было.

А мне еще захотелось спросить в тот момент, сам Пушкин, когда бывал здесь, он куда ходил в туалет... Мы как раз переходили через мост, а потом вышли к памятнику. Я уже из последних сил плелась за всеми, как раненая овца, и мне уже было наплевать на всё - я дико хотела облегчиться!!! И я уже думать ни о чём другом не могла! Низ живота ныл со страшной силой, каждый шаг отдавался болью, и голова уже просто ничего не соображала! Была бы я первоклашкой - я бы наверняка разревелась на месте. Но не фига! Я плелась и терпела. Потом мы остановились, экскурсовод продолжала говорить, все встали около памятника Пушкина, а я стояла немного в стороне от всех. Стоять было еще хуже, чем идти. Я скрестила ноги, но это ни фига не помогало! Чувствовала, что скоро обсикаюсь, но не соображала, что делать.

Так и стояла, пока не почувствовала, что между ног становится тепло и трусы намокли. Я сжала плотно ноги и немного писнула. Почувствовала, как стало тепло. Я сделала это еще раз, и тёплая струйка потекла по ногам... Пока она рассказывала историю памятника, мне уже стало немного получше. Затем они двинулись вперёд, а я немного притормозила, спряталась за памятником. На моё исчезновение никто даже не обратил внимания. Как только все скрылись с поля зрения, я быстренько присела и сходила, наконец-то по-нормальному в туалет!!!

Догонять их не хотелось, и я решила вернуться к автобусу. Перешла мост, огляделась, убедилась, что никого вокруг нет, я подошла к речке и сполоснула ноги. Дверь в автобус была открыта, водитель дремал, и я тихонько вернулась на своё место. Трусы были мокрые и холодные. Я их сняла. Подумала, что одену, как только будем подъезжать к городу. Хотелось есть. С собой у меня были бутерброды, я разверн..."

На этом лист обрывается.
 

M9coed

Новый участник
Лиза. Часть 1
Автор: Nate Robbinson

В городе медленно, но верно наступало лето.



Красивая девушка в лёгкой белой кофточке и джинсах вышла из дверей института и направилась к остановке автобуса.



В тот день она задержалась, чтобы проконсультироваться с преподавателем по поводу предстоящей сессии, и хотела поскорее добраться до дома, чтобы, наконец, отдохнуть. Учёба на первом курсе не представлялась для неё особо сложной, но летняя сессия неумолимо надвигалась, поэтому ей приходилось прикладывать какие-никакие усилия. Кроме того, было ещё кое-что, из-за чего она скорее хотела оказаться дома...



На улице была по-настоящему майская погода, дул лёгкий тёплый ветерок, который словно ласкал длинные лизины волосы. Она стояла на остановке и ждала свой автобус, как вдруг к ней подскочила бойкая девчушка в короткой плиссированной юбке и тонких колготках. Тоже блондинка, чем-то похожая на Лизу; но с более короткой причёской:



- Эй-эй! Привет! Ты чего так поздно домой едешь?



- Я осталась после занятий, чтоб лучше подготовиться к экзамену... А ты?



- А я. . , -девчонка задумалась, -а я просто гуляла! Видишь, какая хорошая погода?



- Ага.



После слова "гуляла" в голове Лизы пронеслось: "знаю я твои прогулки".



- Кстати, Ань, а ты домой сейчас едешь или ещё гулять собираешься?



Аня покачала головой:



- Не, я уже нагулялась, пожалуй. А вон и наш автобус идёт...



Пока выцветший жёлтый автобус под номером тридцать два подъезжал к остановке, Аня внезапно сказала:



- Лиза, Лиза! Слушай, а может ко мне зайдём? . .



Лиза сначала задумалась, и только хотела сказать, что слишком устала на сегодня, Аня заговорщицки улыбнулась и добавила:



- Я тебе кое-что интересное покажу!



Лиза посмотрела на подругу понимающим взглядом; она сразу догадалась, на какую тему было это самое "интересное". Аня подтвердила догадку, наклонившись к её уху и шепнув:



- Ты же хочешь сейчас в туалет, правда?



Девушка не успела ответить, так как подошёл автобус.



Подруги зашли в почти заполненный салон, приложили свои проездные карточки к детектору на поручне, и сели на единственные два свободных места рядом, которые располагались на заднем сидении. Автобус начал движение, и только тогда Лиза ответила.



Ответ её был невербальный: когда автобус начал покачиваться, она сунула руку между ног, быстро потёрла там, и, внезапно поняв, что в автобусе куча людей, резко её убрала.



Аня улыбнулась.



- Знаешь, Лиз, а я ведь тоже хочу в туалет... - прошептала она на ушко подруге. -Занятия кончились ещё два часа назад, и я во время прогулки выпила большой пакет сока.



В подтверждение своих слов, Аня заёрзала на кресле. Она сидела у окна, так что ей было удобнее вытворять всякие двусмысленные движения, чем Лизе. После чего, видимо, желание чуть отступило, и девчушка продолжила:



- А ты, няша-стесняша, до сих пор так и не писяешь в институте? . .



Лиза совсем тихо прошептала:



- Нет... -и, после небольшой паузы, добавила, -А сегодня я даже с утра не успела, а ещё и задержалась. Анечка, милая, я очень хочу в туалет!



На щеках Лизы вспыхнул небольшой румянец, и она схватила подругу за руку. Аня же шептала ей в ответ:



- Терпи, Лизочка, терпи! . . Ещё три остановки осталось. Ух, как классно хотеть писать!



Аня вся светилась от счастья, и Лиза тоже слегка улыбнулась. Однако, давление в её мочевом пузыре было столь велико, что начало вызывать боль, особенно учитывая то, что они сидели на заднем сидении, где, как известно, трясёт сильнее всего.



Поскольку времени уже было пять с лишним часов, то на дорогах начали образовываться пробки: в этот тёплый пятничный вечер люди возвращались домой с работы или учёбы, чтобы затем пойти гулять по городу, или собраться на выходные на дачу.



И, как назло, в одну из таких пробок встал тридцать второй автобус, идущий от института к домам двух светловолосых подружек; они были знакомы ещё со школы и жили рядом.



Аня посмотрела в окно и покачала головой.



Лиза всё поняла, поднесла руку ко рту и прикусила палец. Второй рукой ей очень хотелось зажаться, но, поскольку рядом были люди, она не осмеливалась это сделать, и вместо этого закинула ногу на ногу;благо, что в пробке тряска прекратилась и её мочевому пузырю стало немного полегче.



Девушка в джинсах слегка погладила свою ногу и тихонько вздохнула.



Аня же смотрела в окно, пытаясь заглянуть вперёд, чтобы оценить, в насколько большую пробку они попали и долго ли ещё автобус будет продвигаться по метру-другому в минуту.



Она даже привстала, чтобы выглянуть в открытое окно, но вдруг её скрутила резкая боль в мочевом пузыре. Аня ойкнула, и резко опустилась на сидение. После чего, покраснела и хихикнула.



- Лиз... -Прошептала она, -Кажется, я немножко писнула в трусишки.



От этих слов Лиза ещё сильней захотела в туалет. Она не удержалась, и, несмотря на то, что рядом с ней сидели люди, сунула руку между ног и надавила пальцем на уретру.



- Ах... -тихонько произнесла Лиза.



Она почувствовала пальчиком, как моча от очередного спазма пытается вырваться наружу, но протечки удалось избежать. Блондинка убрала руку и сильнее сжала ножки.



Наконец, автобус доехал до светофора, и дальше движение пошло быстрее.



- Фух! . . Кажется, пронесло! А я-то думала, мы будем долго-долго терпеть в этом заторе! . . -произнесла Аня, и в её словах чувствовалось одновременно и облегчение, и сожаление.



Автобус подъехал к очередной остановке и в него зашло ощутиемое количество народа. Почти рядом с Лизой и Аней встала группа молодых людей. Подружки одновременно съёжились, понимая, что при таких обстоятельствах откровенно ёрзать и зажимать ручками писю будет проблематично. Хоть ехать им оставалось около пяти минут, писать они обе хотели весьма и весьма сильно.



Девушки попытались принять нейтральную позу; Лиза оставалась сидеть со скрещенными ножками и положила свои аккуратные ручки на них; Аня же быстро вытащила руку, которой тёрла себя между ног, и села практически прямо. Она пыталась сжать ножки так сильно, насколько это возможно. Красивая девчонка с немного вьющимися волосами до плеч начала тарабанить пальцами по стеклу и еле заметно ёрзать попой. Аня всё ещё продолжала посматривать вперёд, опасаясь новой пробки, но, в то же время, желая в неё попасть.



Парни, стоящие рядом с задним сидением, что-то громко обсуждали и смеялись. Лиза поймала момент, когда ни один из них не смотрел в её сторону, и начала растирать ляшки по бокам. Она довольно быстро дышала, и вот, на неё накатил очередной спазм...
 

M9coed

Новый участник
Лиза. Часть 2
Автор: Nate Robbinson

Молодые люди закончили смеяться, и один из них, кажется, посмотрел прямо на Лизу. Она сразу заметила это и запаниковала: моча вот-вот была готова вырваться из неё, но у девушки не было возможности это предотвратить. Будучи очень стеснительной, она боялась продемонстрировать мужчине (да к тому же довольно красивому) своё желание сходить пописать.

Поскольку её ноги были перекрещены, Лиза начала как можно более незаметно давить обеими руками на правую, которая находилась сверху. Таким образом, она предотвратила ещё одну протечку, хоть ей и было довольно больно. Девушка закрыла глаза и немного прикусила губу. В других обстоятельствах она бы извивалась и стонала, но сейчас делать это было категорически нельзя.

В это время, Аня, как более раскованная, всё же позволила себе потереться попкой об кресло. Так ей было легче удерживать мочу, к тому же, эти движения вызывали весьма приятные ощущения. Она возбудилась, и желание пописать ещё более отступило от неё, смешавшись с теплотой и напряжением внизу живота.

Наконец, автобус подъехал к нужной остановке. Однако, встать с переполненным мочевым, измученным поездкой на заднем сидении, оказалось достаточно проблематично. Лиза кое-как поднялась, ремень от джинсов надавил ей на животик, и из её рта всё-таки вырвался лёгкий стон. Затем, она сумела взять ситуацию под контроль и подала руку подруге. Аня встала, немного придерживая рукой писю (тем более, что её закрывала от всех Лиза) , и девчонки направились к выходу.

Аня жила неподалёку от остановки, всего лишь в каких-то трёх-пяти минутах ходьбы.

Автобус отъехал, и девушки, держась за руки, медленными шажками начали идти.

Вдруг, Аня остановилась, а в след за ней и Лиза; она вопросительно посмотрела на подружку. Та, сквозь гримасу боли от растянутого мочевого, произнесла: -Давай купим ещё попить, а? . .

- Нет, Ань, пожалуй, давай сначала дойдём до дома, -после чего подумала, и добавила: -Да и я, всё же, слишком устала сегодня.

- Нууу... Как знаешь! Впрочем, дома всё равно попьём чаю, если раньше не описаемся... Хи-хи-хи!

Девушки, периодически сжимая ножки и хватаясь за промежность, добрались до подъезда Ани. Они поднялись на четвёртый этаж, и, пока Аня открывала дверь, Лиза пританцовывала рядом, схватившись обоими руками за писю. Аня же то ли специально долго искала ключи, то ли сама настолько хотела в туалет, что запуталась в собственной сумочке. Лизе же в это время так и хотелось сесть прямо тут и пописать. Пустить сладкую струйку, не снимая штанишки, и не останавливаясь писать, писать, писать! . .

Наконец, Аня открыла дверь, после чего они обе пулей вбежали в квартиру, но, оказавшись у двери туалета, внезапно остановились. Девушки посмотрели друг на друга, и Аня, улыбнувшись, томным голосом произнесла: что, Лисёнок, пописяем, или будем ещё терпеть?

Лиза попыталась тоже улыбнуться сквозь боль, и в этот момент её обняла Аня. Подружки опустились на коленки и замерли в этой позе.

- Анюта, прости, я не могу больше терпеть, -сказала Лиза, после чего расслабилась. Тугая струйка брызнула из неё и тут же встретила препятствие в виде джинс. Часть струи рикошетом ударила обратно в писю Лизки, и она застонала от удовольствия.

- Аах! . . Да... Я писаю... Анечка... Я писаюсь!

Аня просунула руку между ног Лизе, и ощутила мощный поток, пробивающийся через плотные джинсы. Она прижала её к лизиной писке, так, что струйка начала ещё больше ласкать её губки и клитор. Лиза всё писала и писала, поток действительно был колоссальный; наконец, Аня не выдержала и тоже начала мочиться через тонкие белые трусики.

Какое-то время девушки стояли молча, обнявшись, и в этой тишине было отчётливо слышно шипение мочи, пробивающейся через лизины джинсы, и звуки аниной струйки, ударяющей в линолеум в коридоре.

- Ань, я писаюсь... Писаюсь, как маленькая! . . -начала хныкать Лиза

- Писай, Лиз, писай, я тоже писаюсь - шептала ей Аня, и медленно гладила светлые волосы девушки.

Казалось, эта сцена продолжалась целую вечность - настолько девушки хотели в туалет. Бедная Лиза, с утра не успела сходить пописать, так как опаздывала на лекции. Она вспомнила, что не заскочила в туалет уже в тот момент, когда садилась на автобус до института. А там она практически никогда не писала, так как стеснялась общественных туалетов. Это пошло у неё ещё со школы, где в целях борьбы с курением в уборных отсутствовали двери в кабинках, а кое-где не было даже и этих перегородок.

Аня же с утра облегчилась, но зато в институте пила много воды, съела в столовой суп, а после занятий отправилась на прогулку, где выпила полтора литра сока.

Наконец, девушки закончили писать. Лиза, как обычно, снова начала прикидываться маленькой и шептать подружке на ушко всякие глупости. Аня гладила Лизу по волосам, затем перешла к плечам и спине. Лиза отвечала ей взаимностью. Они немного потёрли друг дружке письки, затем поцеловались в губы - совсем слегка, без языка, почти дружеский поцелуй, после чего встали и пошли переодеваться.

Лиза насквозь промочила свои тёмно-синие джинсы, а у Ани, помимо трусиков, промокла юбочка.

Подружки сполоснулись в душе, после чего Аня накинула домашний халат на голое тело, и ещё один дала Лизе. Вдруг, девушка вспомнила о том, что подруга говорила ей ещё тогда на остановке:

- Слушай, Ань, а что ты мне показать хотела такое интересное?

У Аньки загорелся огонёк в глазах, на лице появилась игривая улыбка и она сказала:

- Идём, сейчас покажу!

Она уселась на бин-бэг - огромное мягкое кресло, стоящее перед компьютером, и Лиза присела рядом. Затем, Аня включила компьютер.

Сначала Лиза подумала, что её подруга нашла в сети какой-то особенно выдающийся видео-ролик с писающимися, а может даже качественную флэш-игрушку.

Но когда компьютер загрузился, она открыла браузер и набрала там адрес omorashi. org. На экране появился форум на английском языке, с довольно большим количеством сообщений.

- Смотри! Скольким, оказывается, нравится то же самое, что и нам! . . Тут и девушки, и парни есть.

Аня дала Лизе немного полистать форум, но начальные эмоции восторга довольно быстро затухли:

- Да, забавно. Надо будет почитать, может, даже напишу что-нибудь. Только вот плохо, что это всё на английском... Почему на русском языке ничего такого нет?

На что Аня ответила:

- Вообще-то, есть подобный форум на русском. Но он недавно открылся и там пока очень мало людей. Смотри!

Аня напечатала своими маленькими пальчиками адрес: www. omorashi. ru

Страница выглядела не так эффектно, как зарубежный форум, но зато всё было на русском языке. Лиза немного посмотрела, почитала темы, и сказала:

- Да, действительно, немного пустынно... Жаль, хорошая же идея. Кстати, а что такое "омораши"?

- Омораси, если читать по правилам Поливанова... Ты что, Лиз, аниме что ли давно не смотрела?

Сделав умный вид, Аня начала рассказывать:

- Омораси - это японский термин, означающий то, что нам нравится... ну... то есть, терпеть по-маленькому и мочиться в трусики. Впрочем, зачем я рассказываю? -Аня развела руками -тут же есть статья про это.

И вдруг, Лизе в голову пришла мысль. Она увидела раздел "Рассказы" , и, наведя на него курсор, произнесла:

- А что, если мы напишем нашу историю здесь, а? Вдруг это привлечёт на форум больше посетителей?

- Да, тоже думала об этом, только я ж писать красиво не умею совсем.

- Я, если честно, тоже не особо... -призналась Лиза, -Надо дать ссылку Насте, может у неё что-то получится.

Лиза ещё немного подумала, и сказала:

- Да и не только нашу сегодняшнюю историю! У нас же с тобой много чего было, да и без тебя у меня было... -немного смущаясь, произнесла Лиза, после чего добавила:

- И у меня, и у нас с Настей. Мы же с сестрёнкой с самого детства любим писаться, не забывай.

- Да помню, помню, -ответила Аня, -извращенка маленькая, и меня ведь научила это делать.

Аня потрепала подружку по голове, затем поцеловала в щечку.

- Ладно, ты пока посиди, почитай, а я пойду чаю приготовлю. Или ты думаешь, что мы мало сегодня описались?
 

M9coed

Новый участник
Летнее приключение. Часть 1
Автор: Алёнка

Это случилось год назад. "В городе + 25, лето..", как пел Виктор Цой. Действительно жарковато для Питера! По улицам все ходят полуголые, мороженое и напитки разлетаются из ларьков за считанные минуты, холодильники гудят и отказываются работать. Все стремятся уехать из города, поближе к воде, но куда там? У кого - учеба, у кого - работа. А у меня - вступительные экзамены в ВУЗ. Ах, да, забыла представиться! Меня зовут Алена, мне 17 лет. Живу с родителями. Скромная, немного стеснительная, но в меру. Секс был впервые в 15 лет, у меня было 2 молодых человека, и небольшой опыт с девушкой. Дома иногда смотрю порнушку, хулиганю с душем)) В общем, все как у всех, ничего необычного))).

Так вот, в ночь перед экзаменом спала я мало, зубрила. И вот, день экзамена настал. С утра я была на нервах, без конца повторяла прочитанное, и постоянно пила воду - то ли от нервозного состояния, то ли от жары. Наконец, моя очередь. Я зашла в аудиторию, взяла билет и пошла готовиться. Прочи тала задание билета "Роль Наполеона в войне 1812 года". Ну, тут я должна справиться. Второй вопрос посложнее: "Реформы Н.С.Хрущева", но тоже в голове что-то есть. Немного успокоившись, я поняла, что хочу в туалет. "Черт, надо же столько воды выхлебать" - подумала я, но было поздно. Не пойдешь же просить комиссию отпустить меня пописать: Ладно, терплю, строчу на бумажке ответ. В аудитории тишина, чуть поскрипывают скамейки, у окна жужжит муха, слышен редкий кашель, и шаги экзаменатора по аудитории - ходит, смотрит, что бы не списывали. Ходит, и все на меня смотрит. Чего, думаю, пялится? Понравилась, что ли? А фиг ему! Не дождется! Нарезав пару кружков, он ко мне подходит:

- Девушка, как ваша фамилия?

- Ковалева... - от неожиданности я даже ручку выронила.

- А что же вы, госпожа Ковалева, списываете?

Вот, думаю, козел! С чего ты взял?! Я ведь реально не списываю!

- Нет, - говорю, - не списываю.

Препод хмыкает в ответ: "Знаем мы таких:". Берет меня за плечо и отодвигает от парты. Я, повинуясь его руке, откидываюсь на спинку скамьи. Он кладет мне руку на коленку, и что бы вы думали?! Бесцеремонно отодвигает подол платья вверх, почти до самого бедра! Теперь ему виден шов колготок между ног, и мои трусики.

- Вы что делаете?! - возмущению моему нет предела! - Что вы себе позволяете?!

На нас уже оборачиваются остальные студенты. А этот тип, рассмотрев мои ноги, говорит:

- Извините, я не хотел вас обидеть, просто многие шпаргалки на ногах пишут, и юбкой закрывают. А я за вами наблюдаю, вы все время вертитесь, за платье хватаетесь, я и подумал... Еще раз извините, готовьтесь.

Блин, ну вот как тут теперь готовиться?! Я вся горю от негодования. Верчусь я, понимаешь, ли! Ты бы в туалет так хотел, я бы на тебя посмотрела, как бы ты вертелся. Через какое-то время, иду отвечать. Держаться уже не просто, но выхода нет. Отвечаю.

А они мне все: "Девушка, да вы не переживайте так, вы все верно отвечаете!". Наконец, пожилая тетенька сжалилась: "Если ни у кого вопросов нет, предлагаю, Ковалеву отпустить - на ней уже лица нет, сейчас сердечко не выдержит. Идите, девушка!" Выхожу из аудитории, на меня набрасываются друзья по несчастью: "ну как?!", "Чего спрашивали?!", "Можно списать?!", и еще 100 вопросов сразу. Вырваться не возможно, рассказываю все что знаю. Чувствую, а острое желание пописать, вроде бы и ушло уже. Но все равно, иду в туалет. Дергаю за ручку - заперто! Что ж, думаю, такое?! Уборщица рядом моет пол:

- Закрыт туалет! - говорит, не отрываясь от мытья - на ремонте. В мужской иди.

Делать нечего, иду в мужской, в другом конце коридора. В туалете стоит компания молодых людей, курят.

- Заходи, красавица, мы не обидим! - гогочут.

- Нет, уж, спасибо, я в другой раз. - не хватает еще при них идти.

Ладно, думаю, до дома - полчаса езды, дотерплю, тем более, не так уж и хочется почему-то. Ехать мне действительно не долго - несколько остановок на автобусе от Среднего проспекта Васильевского острова до Наличной улицы, ну и там еще минут пять-десять пешком до дома. Залезла в автобус. Вот где настоящая сауна!

- Ого, да тут при входе надо веники и простынки выдавать! - шутит мужик рядом со мной. Народ хохочет. Едем. Хоть бы окошко открыли.. Жарко, ужас, автобус еле-еле ползет, и я начинаю опять понимать, что мне бы сейчас хорошо не только веник с простынью, а еще и горшок, потому что желание опять подкатывает, мерное раскачивание автобуса этому способствует. Едем. Я уже сжимаю коленки и бедра, но это помогает мало. Собираю всю волю в кулак, терплю. Народу в автобусе прибывает, уже довольно тесно.

Чувствую, сзади кто-то касается рукой моей попы. Блиииин!!! Этого еще сейчас не хватало. Все девушки рано или поздно через это проходят, и не раз, и я не исключение. Ну, есть у нас извращенцы - любители в транспорте лапать. На этом сайте куча рассказов про то, как это девушкам нравится, как они чуть ли не оргазм испытывают при этом. Не верьте! Это вранье! На самом деле это очень противно. Ну, ладно еще мужчина симпатичный, так нет, симпатичные таким не занимаются - у всех симпатичных все с девушками и так получается, только уродам остается чужие попы в транспорте лапать. Все эти мысли пронеслись у меня в голове, пока рука сзади не стала более настойчивой, и я уже чувствовала не легкие касания, как бы невзначай, а реально грубую пятерню на своей попе.

Он водил рукой вверх-вниз, и слегка сжимал мою левую ягодицу - ("полупопие", как говорит моя подружка, ха-ха, юмористка, но мне не до смеха сейчас). Я пытаюсь отодвинуться, но тщетно - в салоне автобуса просто нет для этого места. Чувствую, как пальцы начинают медленно задирать платье. Ну, думаю, нет, этот номер не пройдет. Хватаю его за руку и сжимаю, отталкиваю, от себя. Пустой номер. Рука опять у меня на бедре - гладит, пытается задрать платье. Фу, как мерзко! Да еще и писать хочу, сил нет! Ну что за день?! Его руки перемещаются на мою талию. Он прижимается ко мне сзади всем телом. Отчетливо ощущаю его член своей попой. Он трется, свозь легкую ткань я чувствую его форму, каждое его движение. Руками он держит меня за талию, прижимает к себе, а членом тыкает мне в попу!

Вот, думаю, здорово: меня трахают прямо в автобусе! Руки обвили меня спереди, и уже гуляют по животу и лобку. Член как будто раздвигает мою попку и норовит скользнуть внутрь. Ну нет, такого допустить нельзя! Громко вопрошаю у стоящей впереди женщины:

- Вы выходите сейчас?

- Нет, - отвечает, - давайте местами поменяемся.

Меняемся местами. Вот и остановка. Приставалы рядом нет, можно и не выходить, но паренек, стоящий передо мной, слышал мой вопрос, и, спустившись со ступенек, галантно подал мне руку. И улыбнулся при этом так, что я про все забыла. Конечно, я не могла отказать ему, взяла его за руку и вышла из автобуса.

- Алексей! - парень, смотрю, времени даром не теряет.

- Алена, - отвечаю. - Спасибо вам.

- А как вы, Алена, относитесь к тому, что бы составить мне компанию? Дело в том, что я совсем не знаю города, мне нужно к метро.

- А зачем же вы вышли? "Приморская" через 2 остановки.

- А вышел, потому что вы вышли. Как я мог уехать в этой жуткой повозке, когда вы останетесь тут? Или вы предлагаете мне проводить вас взглядом через окно и забыть?!

Он мне определенно нравился. Симпатичный, язык подвешен как надо, красивые сильные руки, и обворожительная улыбка. С удовольствием с ним бы пообщалась! Но, блин! Что же мне делать? Из меня реально сейчас уже потечет!

- Алена, я по вашим глазам вижу, что вы направляетесь в сторону метро. Проводите меня, пожалуйста - продолжает клеиться Алексей.

- Ну, ладно, я действительно иду в ту сторону, так и быть, можете меня сопроводить! - ну не на шею же мне ему бросаться! Идем, треплемся о том, о сем. Как живете, как животик, не болит ли голова. И все в таком духе. А у меня мысли только об одном: где тут туалет?! И, как назло, ни одного кафе по пути! Только длинные серые дома - восьмиэтажки с кучей подъездов. Я остановилась, понимая, что если я еще сделаю шаг, то на асфальте появится лужа. План созрел в голове мгновенно.

- Леша, на этом месте я тебя оставлю, мне сюда. - указываю рукой на ближайший подъезд.

- Ты тут живешь?

- Нет, к подружке, по делам заскочу.

- А можно с тобой?

- Нет, прости, нельзя.

- Ну, тогда я тебя тут подожду - ты надолго?

- Да нет, минут на 10, если хочешь - жди. - все-таки парень симпатичный, я не против продолжить знакомство. Делаю ему ручкой и скрестив ноги буквой Х, ковыляю к подъезду. Меня заботит 2 мысли: моя походка - ведь он 100% на меня смотрит сзади, и что я буду делать, если на двери окажется домофон. Дошла кое-как. Ура! Домофона нет! Вызываю лифт. Чувствую, как кое-что уже просачивается сквозь меня, и трусики уже мокрые. Сколько раз проклинала себя за нелюбовь к ежедневкам - прокладка сейчас немного бы выручила.

Еду в лифте, и не представляю, что я должна сейчас делать - никогда не делала этого в подъездах. В кустах - было, даже между вагонами электрички было. А вот в подъезде - нет. Восьмой этаж. Последний. Выхожу, оглядываюсь. Направо от лифта - квартиры, налево - лестница. Выхожу туда. Площадка с мусоропроводом, вниз - лестница на седьмой этаж. Ну что? Прямо тут? Раздумывать времени нет, Еще в лифте я поняла, что трусы и колготки безнадежно мокрые. Бросаю сумочку к окну, быстро сдергиваю с себя колготки, спускаю до колен трусы, и присаживаюсь, лицом к лестнице вниз. От напряжения не могу начать сразу, приходится провести пальцами по киске - щекотка расслабляет мышцы, и вот, наконец, первые капельки падают на бетонный пол, а за ними и целая струя вырывается из меня. Как же это приятно!

Моча течет мощным потоком - остановиться я уже не могу. Лужица подо мной увеличивается, затекает под туфли, устремляется вниз по ступенькам. Мелкие капли брызгают мне на ноги и попу, но я этого не замечаю: мне хорошо! Наконец, поток иссяк! Теперь нужно что-то придумать с одеждой. Встаю, проверяю масштаб бедствия: трусики мокрые насквозь, колготки влажные. Так идти - не вариант. Отошла немного от лужи, снимаю и то и другое, попутно оглядывая место преступления: Напрудила я не мало: большая лужа с брызгами вокруг на площадке, и струйка, стекающая вниз - дотекла уже до следующего лестничного пролета и продолжает течь дальше. Колготки и трусики - в сумку - дома постираю. Платье у меня до колен, ничего, дойду до дома и так. Слышу , как загудел лифт. Идет вверх, надо сматываться отсюда. Хватаю сумочку, поправляю платье, делаю лицо "вот ведь, сволочи, в подъездах гадят!!", на случай, если с кем-то столкнусь и иду к лифту. Он останавливается этажом ниже.
 

M9coed

Новый участник
Летнее приключение. Часть 2
Автор: Алёнка

-Привет! - женский тонкий голос

- Здорово! - мужской, моего парнишки.

- Давно ждешь меня?

- Минут 15. Чего ты так долго? Я уже хотел уходить.

- Да, от отца было не избавиться: уроки ему покажи, суп доешь...

Я тихонько нагнулась над перилами, выглядывая вниз. Рядом с моим парнишкой стояла девушка, по виду - его ровесница. Маечка на бретельках, плиссированная юбка чуть выше колен, обувь - не видно.

- Ну, иди ко мне. - мальчик взял девушку за талию и притянул к себе. Целуются. В гулком подъезде слышны звуки их губ.. шорох соприкасающихся тел..

- Не надо...- девчушка перешла на шепот, оторвавшись от объятий. - Что ты удумал?! Не тут же!

- Ну, а что такого? Никого же нет... я скучал по тебе...

Руки парнишки опустились ниже, и гладят, сжимают попку девочки через юбку.

- Я тебя хочу...- его шепот переходит на хрип

- Я уж чувствую! - девочка пытается шутить - уперся своей штукой в меня!

Парень немного отстраняет тоненькое тело девушки от себя, расстегивает штаны, и достает свой член. Он возбужденно выпрыгивает вперед, уставившись на свою жертву одним глазом.

- Ну не тут же! - голос девушки уже не так уверен, а рука хватается за его пенис. И начинает теребить. Он закрывает глаза, и откидывает голову назад. Хорошо вижу его лицо. Ему явно очень приятны эти прикосновения. Я тоже не железная. Прекращаю ломать перила своим лобком, немного отстраняюсь, задираю свое платье и кладу ладонь на свой лобок. Трусиков нет, так что ничего мне не мешает трогать себя. Это приятные прикосновения. Впервые я это поняла давно, еще в детстве, и с тех пор не упускаю возможности поласкать себя, если есть возможность и настроение. Ну, а сейчас - ситуация прямо созданная для этого!

- Поцелуй его, пожалуйста! - хриплый шепот снизу. Девочка уже не очень сопротивляется, и присев на корточки принимается ласкать своего друга губами. Рукой теребит яички, а сам пенис страстно заглатывает ротиком. Зрелище достойное порно фильма! Наблюдаю за ними сверху, лаская себя рукой. Я возбудилась. Я бы тоже не против того, чтобы сейчас к ним присоединиться. Внезапно девушка отрывается от парня. Продолжая дрочить ему член рукой, смотрит снизу вверх на него, и говорит:

- Я тоже хочу что бы ты меня поласкал. Как тогда, у тебя дома, помнишь?

С этими словами она встает, подходит к стене, кладет на нее ладони, и прогибает спинку, слегка расставив ножки. Такую позу заставляют принимать преступников перед обыском в кино. Теперь время мальчика нагнуться. Он встает на колени сзади нее, поднимает ее юбку и стягивает вниз до колен ее розовые трусики. Ммм: красивая спортивная попка! Его лицо прямо возле нее. Не медля, он кладет ладони на нее, слегка разводит в стороны ее ягодицы, и утыкается между ними лицом. В подъезде тихо, слышно только ее тяжелое дыхание и сдавленное постанывание.

Чувствуется, что такие ласки ей доставляют большое удовольствие. Ну, а мне удовольствие доставляет это зрелище, и, конечно, мои пальчики, которые уже вовсю гуляют у меня в промежности, вызывая волны чего-то теплого и возбуждающего. Видимо не смея больше сопротивляться своим мужским инстинктам, парнишка отрывает свое лицо от попки девушки, он встает, и рукой пытается вставить свой член в ее лоно. Она тут же разворачивается, повисает у него на шее, и громко шепчет: "ну, не здесь, я же говорила, что первый раз у нас должен быть красивым, а ты хочешь прямо на грязной лестнице! Давай я тебе помогу:" Она хватает его за член, и принимается неистово дрочить, впившись своими губами в его губы. Я тоже не даю себе отдыха, и продолжаю теребить свою киску. Она влажная, она горячая! Мальчик начинает учащенно дышать, его оргазм близок. Он издает глухой стон, и извергает сперму.

- Блин! Только не на меня! - девчонка отодвигается в сторону, и его семя летит ей на руку и на бетонный пол лестничной площадки. Он шумно втягивает воздух и натягивает на себя штаны. Девочка деловито достает из сумочки салфетку, и сплёвывает в нее, вытирает ей свои губки, а потом руку.

- Мне понравилось!

- И мне! Пойдем?

- Ага, пошли скорее, а то мы уже опоздали!

Ребята обнимаются, и вызывают лифт. Мне их почти не видно. Только часть их тел, но можно понять, что они целуются, пока кабина доезжает до их этажа. Двери с шумом раскрываются, и они уезжают вниз. Я иду вниз по лестнице, на место, где они только что стояли. Присаживаюсь на корточки, и пальцем собираю капли его спермы с пола. Подношу к полу и нюхаю. мм... да, это тот самый пряный запах мужского семени, от которого у меня кружится голова. Поднимаю с пола смятую салфетку. Да. Она очень влажная.

От нее пахнет ее духами и его спермой. Разворачиваю ее, в середине - вся влага. Трогаю пальцами - густая, тянущаяся жидкость прилипает к ним. Ох, как это волнующе. В голове так все затуманилось, я провалилась в свои грезы, и даже не заметила звука поднимающегося лифта. Очнулась я только тогда, когда двери лифта с шумом раскрылись на моей площадке, и из него вышел Алексей.

- Ничего себе, "10 минут" - его голос был таким же звонким - я там уже соскучился ждать, и решил тебя поискать! С тобой все в порядке? - он окинул меня взглядом. Я стояла красная, растрепанная, с салфеткой в руках, и явно не в себе.

- Да, все хорошо, просто стало жарко.

- Э! Да это может быть тепловой удар! - он решительно подошел ко мне вплотную и положил ладонь мне на лоб - Ты горячая и влажная! Ты точно себя хорошо чувствуешь?

Я не могла отвечать. Пережитое недавно, его близость, его запах, сделали свое дело, и я сделала какое-то безумие. Я поднесла пальцы к его губам и провела по ним. Он принялся их целовать, и взял в рот. Мысль о том, что Алексей облизывает мои пальцы, измазанные в сперме того парня и слюне той девочки, вызывают во мне новую волну страсти и похоти. Ноги слабеют. Он отрывается от моих пальцев, и переключается на мои губы. Отлично целуется! Нежно, сильно, страстно. Он притягивает меня к себе, обнимает. Чувствую себя вещью в его руках. Он мой хозяин, я его рабыня.

- Ну что, сучка, сейчас я тебя накажу, за то, что ты такая блудливая тварь! - его голос так же звонок, но в нем больше металла. Смысл сказанного до меня доходит не сразу.

- Ты ведь грязная сучка, так?

- Да, я сучка. Накажи меня, хозяин.

Не знаю, откуда это во мне. То ли из порно фильмов, то ли из фантазий про БДСМ, в которых я всегда представляла себя безвольной жертвой.

- Встань лицом к стене и подними платье.

Я повиновалась. Эти фразы зажгли во мне что-то потаенное, страстное, всегда тщательно скрываемое даже от самой себя.

- О, да ты уже без трусов? Истинная блядь! - он подошел ко мне сзади, и со всей силы шлепнул ладонью по попе. Боль. Как ожег. Еще удар. Еще. Он шлепал несколько раз так, что кожа на попе горела. Я инстинктивно закрыла ее руками.

- Нет, сучка, закрываться нельзя. Возьми в руки края платья, подними его, и так держи! Я сделала это.

- Теперь нагнись.

Я прогнула спину, придерживая платье. Сзади послышался шорох одежды, затем он шагнул ко мне и без всякой подготовки вошел в меня. Я ощутила просто огромный член. Члены моих бывших парней уступали этому значительно. Алексей не останавливался, методично трахая меня. Он глубоко входил, и вытаскивал его из меня почти до конца. Наслаждение! Кайф! Нирвана! Я поняла, что сейчас е сдержусь, и слегка застонав, испытала мощнейший оргазм. Ноги мои меня не удержали, и я стала сползать вниз по стене.

Но Алексей не дал мне упасть. Он подхватил меня руками за бедра, и, не обращая внимания на то, что меня всю трясло в конвульсиях, продолжал исступленно меня трахать. Это продолжалось несколько минут. Потом он кончил, зарычав как тигр. Он схватил меня за волосы, и со всей силы упер лицом в грязную стену. Он излился мне на попу, спину, киску. Спермы было так много, что я чувствовала, как она течет по моим догам до ступней. Я парила в небесах от удовольствия. Алексей ослабил хватку, прозвучал !

звук застегиваемой молнии.

- Ты, сучка, доставила мне удовольствие, спасибо тебе! Я надеюсь и тебе понравилось. Стой так не шевелясь, пока не досчитаешь до 100. И вспоминай меня!

1.2.3. Шаги. 15.16 Звук поднимающегося лифта 21.22.23 Открывшаяся дверь лифта, нажатая кнопка, лифт поехал вниз 55.56.57. Я стою, уткнувшись лицом в стену, держу руками подол юбки, выставив голую попу, 71.72.73. С внутренней стороны бедер, по ногам течет сперма. 89.90.91. Ох, как мне хорошо! 99.100. Распрямляюсь, поправляю платье, поднимаю сумку, бросаю салфетку, которую сжимала все это время в руках, иду к лифту. Меня почти изнасиловали. А может и не почти. Мне хорошо. Меня ничего не волнует. В голове мысль, что я хочу, что бы мой парень сделал мне кунни прямо сейчас, пока я вся в сперме Алексея. С лукавой улыбкой достаю телефон

- Алее, Сереж? Привет! Ты сейчас можешь ко мне приехать?

Спасибо за внимание, рассказ основан на реальных событиях из моей жизни, ну, чуть-чуть приврала))) Пишите отзывы и пожелания о новых сюжетах на почту. Целую, пока!
 

M9coed

Новый участник
А вот один из моих любимых рассказов по этой теме

Игра.

Автор: Сергей Лозовец

1.

Когда я работал в фирме, заместителем директора у нас была Дженни. Симпатичная женщина, лет тридцати, она не занималась ничем, кроме переговоров, но ничего другого от нее не требовали. Я сам видел, как уверенные, знающие себе цену бизнесмены, ухмыляясь, заходили в ее кабинет и уже через полчаса появлялись оттуда с растерянными улыбками - они подписывали все, чего хотела от них Дженни. Смущенно говорили друг другу...

- Баба зверь, у меня на нее все стоит!

Один не дошел до двери, упал на диван в приемной, и, переводя дух, обернулся ко мне...

- Слушай, она же хочет! - почти простонал он... - Я же вижу, до чего она хочет, едва терпит. Так не изобразишь, она по настоящему... Ну и я по настоящему... Ей просто ни в чем не откажешь...

Дженни наверняка подслушивала за дверью, потому что сразу, улыбаясь, появилась в дверях и здоровенный амбал тут же поднялся и пошел к ней маленькими шагами...

- Я действительно, - она, улыбаясь, переступила с ноги на ногу и он, едва не в голос застонав, остановился перед ней... - я действительно очень хочу... - она сделала паузу и перевела глаза вниз, туда, где хорошо понятная сила оттопыривала ему брюки. Амбала начала бить дрожь, а Дженни продолжала мяукающим голоском... - Очень хочу, чтобы все переговоры проходили так же удачно... Очень, очень хочу.

Он свел колени еще тесней, чем она, и хрипло зарычал сквозь зубы. На застежке его дорогущих брюк расплылось влажное. Она смотрела и улыбалась.

- Все? - ласково спросила Дженни через минуту. Он кивнул, и вышел, закусив губы и хрипло дыша, словно всхлипывая. Она подмигнула мне и скрылась в кабинете.

Вот так она работала, наша Дженни. Все знали, но никто не понимал, каким чудом она вышколила свое тело так, что одного его вида, одного шага ее ножек достаточно, чтобы делать с мужчиной все, что мыслимо для женщины. Боже мой, как я ненавидел ее, как мечтал отомстить сполна за каждого из униженных ею парней! И вот случайно, я раскрыл ее секрет.

2.

Дженни никогда ни в чем не знала отказа, самый занятый человек в фирме рад был ей услужить, поэтому я очень удивился, когда в тот день, выйдя из кабинета, она не прошла мимо, как обычно, а обратилась ко мне с просьбой. Присев на краешек стула для посетителей, она дружелюбно улыбнулась мне...

- У меня проблема. Не поможешь? Дочку из школы забрать.

Я знал, что повелительница мужских сердец если и любит кого по настоящему, то это свою дочку. Девочке было не то одиннадцать, не то тринадцать, училась она в хорошей школе, откуда до дома надо ехать на машине. Но у меня уже были собственные планы на вечер, что Дженни, видимо, поняла по моему лицу. И тут я почувствовал на себе все, на что она была способна.

В ее глазах, обращенных ко мне, мелькнуло какое-то сладкое отчаянье, как будто от меня одного зависит, получит ли она то, чего ей очень-очень хочется. Потом она на секунду, как бы борясь с собой, прикрыла глаза и облизнула губы, снова посмотрела кротко и умоляюще...

- У меня сегодня еще две встречи! - прошептала Дженни... - Мне так трудно сегодня. Если бы ты мне помог... - последние слова она произнесла через силу, как будто сдерживая себя.

Я знал, мне ли было не знать, что все это одна игра и притворство, но поделать с собой ничего не мог. Передо мной, вся сжавшись, сидела женщина, которой очень хотелось, и кротко просила меня об одолжении. Мой мозг понимал, но мое тело отказывалось верить в ее притворство, я страшно захотел сделать для этой женщины что-то хорошее. Пусть даже не то, чего мне хотелось больше всего.

- Конечно, конечно, - пробормотал я... - я съезжу и отвезу домой.

- До ворот дома, - поспешно уточнила Дженни... - в гости зайдешь как нибудь в другой раз, - она улыбнулась уже скорее насмешливо, чем приветливо, поняла, что я в ее распоряжении. И как будто не было на ее лице того ожидания, что минуту назад. Она легко поднялась и быстро пошла по коридору. Я дождался, пока она скроется в курилке, и выбрался из-за стола. Не хотел, чтобы она заметила, как трудно мне идти.

3.

Всю дорогу до школы у меня стоял стоймя. Только въезжая в ворота, откуда выходили аккуратные невинные школьницы, я заставил себя думать о чем-то кроме Дженни, посидел в машине, дожидаясь, пока спадет возбуждение и тут только понял, что забыл зайти в туалет. Дженни застала меня как раз, когда я почувствовал, что пора поссать, но после беседы с ней я и думать про то забыл. Теперь я почувствовал естественную обиду и стыд. Что же мне теперь, у школьницы спрашивать, где у них тут мужской туалет? Или до дома везти эту девчонку, мучаясь и ерзая на кресле? Ну не так уж мне невтерпеж было, но досадно.

Девочку в вестибюле школы я узнал сразу, она была очень похожа на Дженни, такая же тоненькая и глазастая. Она сразу бросилась ко мне, и защебетала...

- Мама позвонила учительнице, предупредила! Вы дяденька из фирмы, да? Меня зовут Кэти. А что у вас за машина?

Очень живая и наивная девчушка. Я поздоровался и сказал, что мы сейчас поедем. Ты все взяла, ничего не забыла? В туалет сходила?

Она сразу стрельнула на меня взглядом по-маминому проницательных глазенок...

- А почему вы спрашиваете?

- До дому полчаса ехать, - пояснил я, уже досадуя на себя за неуклюжую хитрость... - чтоб не мучатся. Ты не хочешь в туалет?

- А вы?

Ну и девчонка! Почувствовав, что краснею, я подхватил ее легонький рюкзачок и пошел к машине. Черт с ней, думал я, потерплю как-нибудь, она ничего не заметит. Если... под ложечкой унизительно зазудело, если она уже не заметила.

Если честно, то дорога была бы меньше получаса, но нам не повезло. Железнодорожный переезд впереди оказался закрыт, на шоссе образовалась пробка. Мне было уже довольно-таки трудно сидеть неподвижно, когда я заметил, что и с девчонкой что-то неладно. Она перестала глазеть в окна и болтать без умолку, подсунула под себя ладошки и застыла, склонившись вперед. Вытащила руки из-под себя и снова села на них. Я почувствовал что-то вроде злорадства и спросил...

- Ты чего ерзаешь?

Она посмотрела на меня с обидой и вызовом, я снова подумал, как похожи глаза у матери и дочки.

- Ну вы же видите... - тихо сказала она... - мне ужасно хочется пописать. Я уже до краев...

- Я же тебе в школе говорил! - мое удивление было вполне искренне. Теперь покраснела она...

- Я думала до дому потерпеть... Я в школе в туалет почти не хожу. Стесняюсь.

Мне стало неловко. Я уже не сердился на мою маленькую подругу по несчастью.

- Не знаю, чем тебе помочь, - с сожалением сказал я, оглядевшись, - выходить из машины сейчас лучше не надо.

- Что вы, спасибо, - она улыбнулась через силу... - на обочине на глазах у всех, я этого делать не буду. Вы не волнуйтесь, до дому я дотерплю и в машине у вас не описаюсь...

Да, девчонка с характером. К счастью тут шлагбаум поднялся, и мы проехали через переезд. Толчки колес о рельсы тупой болью отозвались в моем наполненном мочевом пузыре. Кэти тихонько застонала...

- Господи! - сунула ладошки между ног и сжала их коленками. Если честно, мне хотелось сделать то же самое, но я вел машину. Впрочем, от мысли, что рядом со мной так мучается пусть маленькая, но женщина, ну меня снова возникла эрекция и терпеть стало полегче. Настолько полегче, что когда девочка радостно воскликнула "А вот и дом!", я позволил колесу проехать по небольшой выбоине. Машину тряхнуло, и Кэти вдруг тоненько заскулила в голос...

- Уй-уй-уй-уй!

Я невольно скосил глаза, нет ли на сидении под ней небольшой лужицы, но девочка мужественно терпела, страдальчески закусив губку, и мне стало неловко...

- Давай, терпи, Кэти... - велел я, - уже подъезжаем. Я тоже, например, писать очень хочу, но не ною же!

И сразу сквозь страдание в глазенках глядящих исподлобья проглянуло что-то вроде интереса...

- Честно? - сквозь сжатые зубки спросила Кэти, и тут же втянула в себя воздух... - Вс-с-с! Очень-очень?

Мы подъезжали по гравийной дорожке. Я чувствовал себя хозяином положения и ответил, сколько мог небрежно...

- Ну не так, чтобы очень. Но, если позволишь, я бы зашел в дом? После тебя в туалет зайду?

Потирая себе шов на джинсах между ног, Кэти ответила...

- Ага. Заходите. Я никогда не видела еще, чтобы дяденька тоже хотел...

4.

Пока я запирал машину, девочка, приплясывая от нетерпения, открыла входную дверь и вошла в переднюю. Поспешно зайдя следом, я с удивлением увидел, что она сидит в кресле возле самой двери туалета - дверь эта была тут же в передней - сидит, тесно сжав коленки, и смотрит на меня озорно.

- Ну что же ты? - раздраженно окликнул ее я.

- А давайте мы посидим? - она была точь-в-точь маленькая Дженни... - посидим и поиграем? Я еще никогда с дяденькой не играла.

- Поиграем? - удивился я... - Во что?

Вопрос, казалось, чуть-чуть смутил девочку...

- Ну, в это самое... - она покраснела, как настоящая женщина, когда приходится вслух сказать что-то, что кажется и так понятным... - Ну, кто первый не вытерпит.

Я все-таки не ждал ничего подобного и мой пузырь вздрогнул, как это всегда делает с перепугу переполненный мочевой пузырь мужчины. Если бы не мое возбуждение, которое я чувствовал все сильнее в обществе этой странной, мучающей саму себя девчонки, мне пришлось бы теперь очень туго.

- Что это за игры такие? - только и смог я вымолвить.

- А мы с мамой всегда так играем, - беззаботно пояснила Кэти, так ерзая в мягком кресле, что жалко было смотреть... - Мама говорит, что девочкам в жизни много приходится терпеть и мне надо тренировать... - она снова запнулась и застенчиво покосилась на ладошки, стиснутые бедрами, на, по взрослому уже округлившийся, низ живота... - ну все что у меня там...

Что-то похожее на догадку забрезжило в моем, сбитом с толку сознании.

- И мама тоже терпит? - осторожно поинтересовался я.

- А то вы не знаете! - девочка смотрела хитро и одновременно наивно... - Мама же на работе со всеми дяденьками играет. Она говорит, что с дяденьками вот по-настоящему интересно. Ну и я попробовать хочу-у-у... - Кэти вдруг согнулась, достав лбом почти до коленок, и я тут же вспомнил, как таким вот искренним "Очень хочу-у-у" Дженни расправилась с тем бедолагой. Секрет Дженни казался простым и гениальным одновременно, ради удовольствия мучить любого мужчину, она мучала себя. Я осторожно присел на край мягкого кресла у самой двери

- А как это "не вытерпит", - уточнил я... - пока кто-то не описается, что ли?

Кэти, судя по всему, нравились эти вопросы, заставлявшие ее все больше краснеть...

- Ну тоже бывает, конечно... - она видимо перетерпела острое желание и теперь сидела почти спокойно... - но обычно кто-то просто говорит "ой, не могу больше" и бежит в туалет. А второй стоит рядом и смотрит, а тому, кто проиграл стыдно-стыдно. А он потом выходит, и тот, кто выиграл, писает один, и ему не стыдно, а кайфно!

Последнее слово она сказала так, как могла бы произнести его искушенная в сексуальных наслаждениях женщина. Я понял, что, инстинктивно желая постичь смысл этого слова, вмещающего и позор и наслаждение, Кэти и делает сейчас то, чего наверняка не одобрила бы Дженни. Хотя, может быть...

- И кто обычно выигрывает? - спросил я. Обоссаться я не боялся, вставший колом член, оберегал мое мужское самолюбие. Разве что в процессе этой беседы я кончу себе в штаны.

- Ну мама конечно... - Кэти улыбнулась моему вопросу... - у нее знаете, как все там натренировано! Она и всех дяденек всегда обыгрывает.

Я подумал, что Дженни не могла и не хотела пока объяснять ребенку, что хоть это и правда, она всегда одерживала верх над мужчинами, но никогда борьба между мужчиной и женщиной не может идти на равных. И теперь, когда я знаю их секрет у моего набухшего от возбуждения члена большое преимущество перед ее бедным переполненным пузырем, который как силой воли не сдерживай - когда-нибудь должен расслабиться, если лопнуть не хочет.

- Только иногда, - продолжала доверчивая девочка, - когда у мамы много совещаний, и она выпивает несколько чашек кофе, тогда она приезжает домой и даже машину не запирает, сразу бежит в дом. Но если я скажу "давай поиграем", она всегда согласится, правда обычно сразу просит... "доченька, у мамы сегодня был такой тяжелый день. Пусти маму в туалет. Мама сдается!" И вот тогда мы идем в туалет, и я смотрю, как мама писает, и даже глаза закрывает, так ей хорошо. И знаешь, что тогда самое трудное?

Я посмотрел в ее лучистые от постоянной борьбы со своим телом глаза и покачал головой.

- Самое трудное, - весело сообщила она свой секрет... - утерпеть, когда кто-то другой рядом писает. На прошлой неделе так получилось, когда мама прибежала с работы...

Я помнил этот день, именно тогда я увидел страшное унижение того парня и окончательно возненавидел Дженни...

- Мама сразу побежала в туалет, и даже не утерпела немножко, у нее между ног джинсы были намокшие, но она их все-таки расстегнула и присела. А у нас в школе занятий много было, и я с утра целую банку сока выпила, грейпфрутового, писать хотела ужасно, умирала прямо, даже сильнее, чем сейчас. И вот когда зажурчало, я только услышала и сразу - уй-уй-уй! - не могу просто, не утерпеть - чувствую, что по ногам у меня уже течет! Я очень-очень прошу, "Мама, дай мне пожалуйста пописать!", а она бедная даже не может встать, ей меня жалко, но она тоже так долго терпела! Так вот мы и пописали обе, она как нужно, а я описалась, совсем как маленькая, сквозь трусики прямо, и по ногам, и в туфли, лужа целая на полу. Мы с мамой долго-долго друг на друга смотрели, и нам стыдно очень было, и тогда мама сказала, что это еще не самое стыдное, а вот ничего хуже нет, чем перед чужим дяденькой не утерпеть и обосс... - Кэти осеклась, быстро поглядела на меня и потупившись прошептала... - описаться... И поэтому, сказала мама, нам с ней надо еще больше тренироваться. И вот я тебя позвала.

- И ты думаешь выиграть? - спросил я.

- Ну я же тренировалась. А ты нет.

5.

Мне стало так неловко пользоваться наивностью девочки, что я хотел встать и попрощаться. Историю было пора закончить, узнав секрет Дженни, я уже не желал ей отомстить, у нее явно у самой проблемы с психикой, более того - теперь я был уверен, что при надобности всегда смогу противостоять ее садомазохистскому темпераменту. Но тут я услышал, как к дому подъезжает еще одна машина.

Сердце мое ушло в пятки, а вернее в мой раздутый и немилосердно молящий о пощаде мочевой пузырь. Дженни вернулась с работы и сейчас обнаружит меня, вопреки ее указаниям сидящим у нее дома и выпытывающим интимные секреты семьи у маленькой девочки. Мало того, что, зная темперамент Дженни, я мог ожидать в лучшем случае хорошего удара туфлей по яйцам, я теперь, пожалуй, и воспринял бы его, как заслуженное наказание. Уж что-что, а унижать Дженни умела, а теперь еще и правота была на ее стороне. Я без сил опустился в кресло, предчувствуя, что через минуту либо кончу и тогда уж точно сразу же обоссусь, либо получу удар между ног, в любом случае, мне придется со стоном сжимать руками свою промежность, а этого, согласитесь, не так уж хочется мужчине в присуствии двух симпатичных женщин.

Однако стон я услышал из-за двери. Дженни лихорадочно, не попадая ключом, старалась открыть входную дверь. Наконец ей это удалось. И взъерошенная, раскрасневшаяся наша заместитель директора ворвалась в свою собственную прихожую. Она сразу, не замечая пробежала мимо кресла, где сидел я, а на полдороге к заветной двери, куда и я и Кэти не прочь были бы войти, Дженни, хотя ее ничто не удерживало, вдруг замерла судорожно спиной ко мне сдвинув ноги и вся выпрямившись.

Кэти вскочила с кресла радостная, хотя одной ладошкой ей приходилось зажимать низ живота...

- Мы играем, мама!

- Нет, нет! - сдавленным голосом простонала Дженни... - дочка, дорогая, у мамы сейчас проблемы, маме так трудно... - она вдруг завопила... - В-в-в! - и согнулась, как сгибается мужчина, получивший удар в пах... - мама очень-очень хочет в туалет... - видимо ей удалось, сжав себя обеими руками хоть немного восстановить контроль над мочевым пузырем и уже чуть спокойнее, она произнесла... - Четыре больших чашки черного кофе... Я обыграла их всех, - заметив растерянность в глазах дочки, она ласково попросила... - ну хорошо, сыграем, но ты же, доченька, разрешишь маме сразу сдаться и пройти в туалет? Я едва терплю! У-у-у!

Одновременно с этим всхлипом, я услышал потрескивание - Дженни, согнув ноги в коленках, из последних сил старалась расстегнуть молнию на брюках. Наверное, это было мучительно, потому что пальцы ее, соскальзывая невольно упирались в самый пузырь, раздутый до предела. Но тут Кэти растерянно произнесла...

- Но мама. Если ты сдашься, и будешь писать, я, наверное, опять не вытерплю. И тогда дяденька увидит, как я описалась... - она сказала это почти с детским ужасом перед чем-то нестерпимо стыдным.

Грациозно, хотя и в ужасном напряжении согнутая фигура Дженни опять застыла. Только дрожь сведенных мускулов пробегала по ее согнутым и намертво сжатым коленям, оттопыренной попке, сведенным плечам. Рядом, так же согнувшись, переводила взгляд с матери на меня Кэти.

- Что еще за дяденька? - необычным, низким голосом спросила Дженни.

- Тот, что забрал меня из школы, - едва проговорила сквозь сжатые зубки Кэти, показав на меня глазами... - он сидит в кресле за твоей спиной.

Было больно смотреть, как невероятным усилием, Дженни заставляет себя обернуться и встретиться со мной глазами. Я не нашел ничего лучше, как приветливо и сочувственно улыбнуться начальнице. Молния на джинсах Дженни была наполовину расстегнута, пуговицу от брюк она оторвала и сжимала в кулаке, которым давила себе прямо на промежность. Высокая тугая ее грудь почти выбилась из-под сбившейся блузки, все знали, что лифчика Дженни не носит, незачем ей.

- Доб-рый ве-чер... - через силу выдохнула сдавленным голосом Дженни и, видимо это последнее усилие оказалось для нее нестерпимым. Она всхлипнула и тоненько-тоненько заплакала-завыла, сгибаясь все больше. Я невольно поглядел на низ ее живота, вокруг ее ладоней начала просачиваться и смачивать сразу потемневшую ткань джинсов на бедрах до самых колен влага. Женщина все еще пыталась терпеть, не давая своим шлюзам открыться полностью, но сквозь них вырывалась горячая, тонкая, как лезвие ножа, струйка, и остановить ее было уже невозможно.

- Я же так бежала!.. - сипло и жалобно шептала моя начальница, глядя на меня в упор исподлобья... - Я так терпела... Я же почти успела!..

- Мама! - в настоящей панике закричала Кэти... - Я сейчас уже тоже не смогу!

И словно этих слов не хватало. Дженни хрипло зарычав от позора и наслаждения расслабила колени, прижав мокрые ладони к почти обнажившейся груди, переступила ослабевшими ногами, широко расставляя их и в тишине передней отчетливо раздалось журчание льющейся на пол струи - Дженни сдалась. И тут же Кэти, слабо взвизгув попыталась расстегнуть свои подростковые джинсики и даже пробежала два шага по направлению к заветной двери, но остановилась, задрала голову и, прикрыв глаза, осталась стоять, стараясь не смотреть, как течет по ногам ей в кроссовки и растекается по линолеуму кругом горячая лужица. А Дженни все глядела прямо мне в глаза, и негромко постанывала...

- У-уй, не смогла... Господи, как хорошо! О-о-ой-й, как же мне стыдно! Я обоссалась! Не утерпела...

- Мама... - плакала Кэти рядом... - мамочка! Мы с тобой так... Мы так... Как маленькие девочки... Мы ему проиграли, сразу обе... Ой!..

- Доченька... - прошептала Джении, когда я поднялся с кресла и попытался пройти мимо двух несчастных, описавшихся женщин... - Что же ты наделала... Как же ты, доченька, маму свою подвела...

6.

- Мама! Он ведь тоже хочет... Почему же он утерпел? - огромная обида звенела в голосе обманутой и опозоренной девочки. Дженни, по-прежнему зажимаясь обеими ладонями, сделала шаг мне наперерез...

- Он сейчас еще не так захочет, - все тем же низким, хриплым голосом многозначительно пообещала она, ступая по огромной луже на полу, и не обращая внимание на продолжающееся журчание, обратилась ко мне с какой-то отчаянной веселостью...

- Ты же позволишь девчонкам отыграться?

- Как это? - с некоторым трудом проговорил я. Мне во-первых было их обеих очень жаль, во-вторых я был буквально на пределе во всех отношениях.

- Пообещай, - щеки у Дженни были малиновые и она едва переводила дыхание, пытаясь говорить спокойно... - пообещай минуту, всего минуту постоять неподвижно. Вытерпишь, можешь меня поиметь, прямо здесь, или в удобное для тебя время потом. Дай девочкам один шанс, я прошу

Она просила по настоящему, а не так, как раньше. Но конечно, не великодушие заставило меня кивнуть. Я очень хотел трахнуть Дженни, с первой минуты, как только увидел. Я невольно кивнул и тут же с ужасом увидел, как яростно блеснули глаза женщины.

- Кэти, - крикнула она... - заметь время! Сейчас увидишь, как мама отомстит за нас обеих!

Кэти, вытащила одну руку, до того зажатую меж коленок, отогнула намокший обшлаг блузки (вот, подумал я, как брызнуло у бедной девчушки, и рукаву досталось), и уставилась на секундную стрелку детских часиков. А Дженни шагнула ко мне, по моему, у нее еще немножко, напоследок продолжало течь сквозь полурасстегутые брюки, но это уже не волновало ни ее, ни меня, потому что следующим движением, она уверенной рукой взяла меня прямо за все мое мужское. Я так и взвыл.

- Больно я тебе не сделаю, - ласково и зловеще пообещала Дженни... - смотри, дочка, сейчас дяденьке станет еще лучше, чем было нам.

- Ой сучка! О-о! - сквозь зубы промычал я, чувствуя, как ловкие ее пальчики, что называется, катают мне шары, и одновременно нестерпимо натягивают кожу на члене, который и без того был готов брызнуть каждую секунду. Дженни взяла меня в оборот, и только прикрикнула...

- Стой на месте! Ты обещал стоять! - и дочке... - Сейчас у него потечет еще лучше, чем у нас было...

И снова спасительная мысль мелькнула в памяти. Эта женщина всегда издевается сначала сама над собой! Ё- моё, она же заставляет меня хотеть только потому, что сама хочет, "очень-очень" как наивно проговорилась мне бедняжка Кэти! Я высвободил свою руку и из последних сил, пропихнул ладонь в насквозь мокрые трусы своей мучительницы. Она сделала попытку противостоять моему подлому приему, выгнулась, брыкнула ногой, совсем, как лошадь лягается, но после уже пережитого сил у женщины оставалось, наверное, немного и вскоре моя ладонь пройдясь по теплому, намокшему треугольнику волос, просунулась в самое горячее местечко женского тела, в ее святая святых - между ног.

- Мама! - выдохнула Кэти, услышав, как отчаянно, обреченно вдруг взвизгнула Дженни. Подрагивающий в последнем издыхании желания и стыда клитор моей начальницы оказался у меня под пальцами в одну секунду, и тут же ослабла ее хватка за мои яйца. Еще десять секунд мы жали друг на друга, как только могли, а потом женщина вновь застонала...

- У-ау! Не могу-у я больше! - и, рванув блузку на груди, обнажила набухшие и тут-же покрасневшие от стыда груди, стала бешено мять себе соски... - Пусти! Умоляю! Прошу! Не при девочке! Только не при ней! Я сейчас... вот прямо сейчас... О-о-о!..

Я толкнул ногой дверь, одним движением руки сдернул с несчастной женщины и трусики и намокшие джинсы, и продолжая давить на самое чувствительное женское место заставил зайти следом за мной. Она даже не пыталась сопротивляться, только молила изнемогающим голосом...

- Ну отпусти же! Пожалуйста! Пожалуйста! Я же тебя отпустила! А-а-ах! Пожалей! Нету больше моих сил! М-м-м, как же ты меня!.. Милый...

Я едва успел рвануть молнию на брюках и мой истерзанный член, выскочив из гульфика буквально вонзился ей в промежность, вошел легко и глубоко, как в плавящееся масло и, ткнувшись пару раз где-то там в глубине в мягкое и упругое живое тепло обдал Дженни изнутри густым потоком спермы, опоздай я на секунду и все это богатство было бы горячими каплями в моих трусах. Я изо всех сил сжал ее в объятиях и резким толчком выпихнул женщину, которая была уже не в силах перевести дыхание, в прихожую. Шатаясь добрел до унитаза и, едва сдержав счастливый стон, направил туда свой обмякающий член. За дверью, в голос стонала, вопила, рычала Дженни...

- Я кончаю! Ууууууу-йй! До чего же хочется, Кэти, если б ты знала!... Не могу!!! Не смотри, Кэти, не смотри на маму!!! Мама...А! А! Мама кончила!!!! - и, после паузы тихо, печально... - Все. Вот твою маму и отымели, доченька...

Но постанывали и подвывали от боли и обиды, они обе еще долго, все то время, пока я, чувствуя себя самым счастливым человеком, опорожнял свой мочевой пузырь в их туалете.
 
Верх